Дональд, Си и ловушка Фукидида

По словам одного британского аналитика, председатель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин (Xi Jinping) знаком с понятием «ловушка Фукидида», так как использует его правильно во время общественных мероприятий и понимает, что лучше в нее не попадать. Гидеон Рейчмен (Gideon Rachman) приводит в пример беседу китайского лидера с представителями Запада, состоявшуюся несколько лет назад, во время которой он предложил стремиться избегать ловушки Фукидида. Речь идет об угрозе вооруженного конфликта между доминирующей державой и возвышающейся новой державой, как в случае войны между Афинами и Спартой, которую исследовал древнегреческий историк. Ряд экспертов в области международных отношений рассматривают под этим углом зрения отношения между США и Китаем в настоящее время. Но создается впечатление, что собеседнику Си Цзиньпина в Мар-а-Лаго (Флорида) неизвестно ни это, ни какое-либо другое понятие из теории международных отношений или истории. К счастью, атмосфера на этом курорте, собственником которого является Дональд Трамп, где он и выбрал место для своего тропического «Белого дома» не располагала к обмену научными знаниями. Четыре года назад предшественник Трампа также предпочел провести первую встречу с новым лидером КНР на курорте, только на побережье Калифорнии, в поместье «Санниленд».

Переговоры на высшем уровне в Мар-а-Лаго готовились и анонсировались по-разному. В Пекине министр иностранных дел сообщил СМИ соответствующую информацию и комментарии. Не скрывая существующих конфликтов, особенно в области внешнеэкономических отношений и валютного курса, он описал соответствующую позицию Китая и выразил надежду найти обоюдно приемлемые решения. В Вашингтоне о готовящемся визите уведомил сам президент с помощью традиционных комментариев в Twitter, после которых последовали истерические заявления и сообщения о перекосе в торговом балансе Поднебесной. Трамп назвал очень сложной предстоящую встречу с председателем КНР, так как, по его мнению, у США больше не должно быть торгового дефицита и сокращения рабочих мест (твит от 30 марта). Консультантом Трампа был его зять. Встреча профессионального дипломата и миллионера-дилетанта — особый конфликт интересов.

Атака на торговый баланс Китая воплотилась в распоряжении (кто-то предложил назвать это «указом», и, кажется, это соответствует истине), выпущенном 31 марта, о проведении тщательного расследования причин дефицита США в двусторонней торговле с оценкой ситуации в определенных областях и в отношении определенных категорий товаров, чтобы принять меры для исправления ситуации. Параллельно вышел еще один указ об ужесточении применения торговых санкций: штрафов за демпинг, компенсационных пошлин или иных ограничительных мер в случае нарушения правил ведения торговли. В тексте распоряжения размер недополученных штрафов до мая 2015 года оценивается в 2,3 миллиарда долларов. Эта недостача объясняется медленной и несовершенной процедурой сбора средств (хотя нельзя полностью исключить и так называемый эффект Трампа: по его словам, сказанным на дебатах во время президентской кампании, налогоплательщики достаточно хорошо соображают, как уклониться от уплаты налогов или штрафов). Было также отмечено, что доступные статистические и аналитические данные в отношении внешней торговли США полны и, в общем, удовлетворительны. В тот же день, когда были опубликованы оба указа, которые Трамп назвал историческими с традиционным преувеличением их значимости, Министерство торговли США выпустило годовой отчет о препятствиях на пути развития международной торговли. Из вышеупомянутых двух документов следует, прежде всего, что Трамп пытается выиграть время, так как, по мнению американского экономиста Пола Кругмана (Paul Krugman), администрация президента США не имеет ни малейшего представления о том, на чем следует основывать торговую политику Соединенных Штатов, и может только бросаться угрозами. Вспомните заявления и опровержения в отношении «меморандума NAFTA (Североамериканского соглашения о свободной торговле)», сделанные временно исполняющим обязанности торгового представителя США.

Си Цзиньпинь может привезти на переговоры во Флориду интересные темы. Как и в ряде других стран, экономический рост в Китае может начаться не после фазы спада, как в Европе, а после замедления темпов роста, который, несмотря ни на что, не вычеркивал Китай из списка стран с динамично развивающейся экономикой. Март стал девятым месяцем последовательного наращивания промышленного производства, хотя динамичный рост наблюдался в большей степени на тех предприятиях, которые работают на внутренне потребление, чем на тех, которые выполняют экспортные заказы. Сейчас, когда рост внутреннего рынка стал важным двигателем китайской экономики, все вышесказанное ведет к увеличение спроса на импортные товары, часть из которых может укрепить производство и увеличить занятость в США. кроме того, Народный банк Китая зафиксировал стабильный обменный курс юаня.

В более долгосрочной перспективе, к концу десятилетия потребности Китая в импорте нефти могут резко возрасти. В Сингапуре только что объявлено, что компания Sinopec, крупнейший китайский переработчик и импортер нефти, хочет открыть новый маршрут поставок: Бразилия, США и Канада. Начиная с нынешнего года, Китай займет место США в качестве главного мирового импортера сырой нефти, а к концу 2018 года его независимые перерабатывающие заводы будут приобретать за рубежом до 2 миллионов баррелей нефти ежедневно, чтобы тем самым обеспечить рефинансирование, а к концу десятилетия эта цифра составит 12,5 миллионов баррелей ежедневно.

Если дополнительный спрос подхлестнет цены, то производители дорогой нефти — в частности, сланцевой в США и бразильских залежей, находящихся на морском дне под слоем соли —, смогут частично ее удовлетворить. В марте 2016 китайский импорт нефти из Западного полушария (Бразилия, Венесуэла, Колумбия) составлял 1,3 миллиона баррелей в день. Перспектива роста достаточно впечатляюща, особенно если, как настаивает Трамп, забыть о тревогах, вызванных изменением климата. К счастью, Китай, похоже, к этому не готов.

 Важную тему в повестке дня переговоров, несомненно, займет КНДР. Трамп, пребывающий в мире своих фантазий, хотел бы, чтобы Китай каким-то образом повлиял на КНДР. Как пояснил китайский постоянный представитель при ООН, Китай может оказать влияние, ввести санкции в отношении Пхеньяна, взять на себя чистую и грязную работу. Как пояснил Трамп, США могут принять вещи такими, какие они есть. Если исходить именно из этого и возникнут еще какие-нибудь отягчающие обстоятельства вокруг Тайваня или непродуманные действия в Южно-Китайском море, то не угодить в ловушку Фукидида будет очень сложно.

Добавить комментарий