КНДР сбросит 250 килотонн на Сиэтл?

В понедельник, 9 сентября, через неделю после испытания КНДР водородной бомбы, Совет Безопасности   единогласно проголосовал за введение более жестких экономических санкций в отношении Северной Кореи.

В ответном заявлении, опубликованном официальным информационным агентством KCNA, министерство иностранных дел Северной Кореи предупредило Вашингтон, что «Америка получит за это большую боль и страдания», а в конечном итоге КНДР сумеет  «приручить американских гангстеров».

Во вторник, 12 сентября Дональд Трамп встречался с премьер-министром Малайзии, которого Трамп похвалил за то, что Малайзия теперь не занимается бизнесом с Северной Кореей.

О санкциях Трамп высказался так:

«Мы думаем, что эти санкции всего лишь  еще один маленький шаг  шаг. Я не знаю, будут ли они эффективными, хотя  было приятно увидеть результаты голосования: 15 стран проголосовали единогласно.  Тем не менее  эти санкции – ничто по сравнению с тем, что, без сомнений, произойдет в дальнейшем».

Что в дальнейшем произойдет – Трамп не уточнил.

Тем временем аналитики Университета Джона Хопкинса, занимающегося Северной Кореи, закончили окончательный анализ спутниковых снимков ядерного полигона Пунгери, где КНДР провела тестовый взрыв термоядерного боеприпаса.

Ранее, на основании вызванного взрывом землетрясения мощность заряда оценивалась в 100-120 килотонн. Однако теперь, судя по вызванным взрывом разрушениям, мощность термоядерного устройства  была порядка 250 килотонн.

 Новость из Университета Джона Хопкинса пришла на пике обсуждений недавнего заявления Марка Милошия, сенатора от штата Вашингтон. По его мнению, Сиэтл должен готовиться к ядерному удару со стороны КНДР буквально немедленно, начав планирование действия на случай чрезвычайных ситуаций – как это было во времена Холодной войны. 

В качестве аргумента сенатор Милошия приводит пример Карибского кризиса, после и во время которого между Вашингтоном и Кремлем существовала особая прямая телефонная линия, позволявшая все обсудить даже когда война казалась неотвратимой и неизбежной. С Пхеньяном у Вашингтона такой линии нет. Кроме того, если такая линия даже будет, не очень понятно с кем Белому Дому следует говорить.

С началом обострения отношений США и КНДР по поводу ситуации высказалась, наверное, половина американский политиков, 99% которых ядерную ракету видели только по телевизору. Тем не менее заявления Милошия наделало много реального шума,  поскольку он явно понимает, о чем говорит:  до карьеры в сенате он 10 лет отслужил в ВВС США, управляя и в дальнейшем командуя стратегическим бомбардировщиком B-52.

Следим за развитием событий. 

 

 

 

 

Leave a Reply